Агентство «TVERiGRAD» от 31.08.2017

Бюллетень с волеизъявлением журналиста запечатали в конверт и под пристальными взглядами бритоголовых наблюдателей, как драгоценность, закрыли в сейфе.

 

«День Д» для выборов депутатов Тверской городской думы пришелся на солнечную среду, 30 августа. Ровно в 16:00 в Твери стартовало досрочное голосование, которое продлится до 5 сентября включительно.

Неделя срока для тех, кто не сможет добраться до избирательных урн 10 сентября по уважительным причинам: будет, например, в отпуске или на работе. Я попал во вторую категорию. В справке от редакции Tverigrad.ru в избирком так и было написано, что 10 сентября 2017 года «Косоруков будет работать в особом режиме». Здесь почти как в колониях: есть общий, есть строгий, а есть особый режим. Так что от выборов я освободился досрочно. Точнее – условно-досрочно, так как особый режим работы никто не отменял.

Цель, поставленная передо мной редакцией, была азартная – проголосовать первым из всех 328 тысяч 451 избирателя столицы Тверской области.

Амбициозная задача для аполитичного человека, коим себя считаю. Так что погоня за титулом «Избиратель № 1» для меня стала тем еще мазохизмом, тем еще сомнительным удовольствием. Впрочем, из этой гонки я вышел победителем. Но об этом позже. Пока же расскажу о том, что предшествовало тайному голосованию, которое в финале этого текста станет для вас явным.

 

Ну и кадры!

 

Воспитывать в себе ответственного избирателя не пришлось – то, как проголосую, решил уже давно. Понятие о малой политике большой Твери у меня сформировалось эмоциональное и деструктивное для этой самой политики. И для политиков тоже.

Мой путь в ряды электората был недолог. Он промелькнул перед глазами, когда я ставил летящие, дарующие свободу выбора галочки в клетки бюллетеней. Первыми появились «кадры» из той самой городской Думы, на заседаниях которой я редко, но бываю. Затем последовали остальные.

 

Кадр № 1

 

Депутаты сидят за овальным столом, некоторые активны, другие в прострации. Один из них, молодой, во время заседания копается в телефоне. Виртуозно мелькают его пальцы, которыми он что-то пишет в соцсети. И даже голосует по повестке дня, не отрываясь от гаджета, на ощупь. Подсматриваю, вижу, что пишет знакомому о том, что надо забрать деньги у какого-то подвала.

 

Кадр № 2

 

Коридор Думы, лестница на второй этаж, туда, где находятся зал заседаний и кабинеты депутатов. Лестница без пандуса – и четкий вопрос в голове: «Как, скажите, она попадет на работу, если изберут? Как?». Это к тому, что один из кандидатов – красивая, добрая, замечательная девушка – передвигается на коляске. Ответ поражает своей очевидностью: «Самостоятельно – никак!». Нотка абсурда в предвыборном марше.

 

Кадр № 3

 

Ругань двух депутатов городской Думы в “Фейсбуке”. Один строчит о том, что партия, в которой он раньше состоял (но дезертировал), продает места в избирательных списках. Второй обвиняет бывшего соратника в предательстве. Льют грязь и машут нижним бельем на потеху другим. Свобода слова в мерзком ее проявлении. Такие вот открытые для электората депутаты – душа нараспашку.

 

Кадр № 4

 

Около подъезда с десяток пенсионеров – знакомые лица, соседи, хорошие люди – ждут. Подходят дама и седой мужчина. Дама задушевно говорит: «Со мной вы все хорошо знакомы, а вот наш кандидат, пришел с вами поговорить». По лицам соседей видно, что «хорошо знакомую» даму они видят чуть ли не в первый раз. Пенсионеры дядя Витя и дядя Саша, привычно оккупировавшие лавочку, пьют пиво и ждут обещаний кандидата. Кандидат располагающе улыбается и изрекает: «Вы, наверное, спросите, зачем я иду в Думу?» Электорат даже не кивает в ответ. После неловкой паузы кандидат вроде как оправдывается: «Чтобы вам жилось лучше!» Услышав эту граничащую с пошлостью банальность, я расстраиваюсь и ухожу в квартиру, где в холодильнике ждет ледяной арбуз. Необходимо восстанавливать энергию Ци, оскверненную обещанием кандидата.

 

«День Д»

 

И вот – «день Д» и «время Ч» – 30 августа, 16:00. В территориальную избирательную комиссию Московского района я пришел за полчаса и не прогадал. Буквально вслед за мной появились еще несколько человек – парень и двое пенсионеров. Но «очередь» на право быть первым была уже занята.

Председатель ТИК Московского района Оксана Бабкина оказалась очаровательной женщиной. Своим радушием она меня откровенно покорила. Заветный ключ от просторного чистого зала для досрочного голосования нырнул в замочную скважину, и я переступил порог, тем самым сведя на нет нулевую отметку явки избирателей на выборах 10 сентября. Не покоритель Луны Армстронг, конечно, со своим «это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества», но всё же.

Первым делом у меня попросили паспорт, с его помощью по базе данных определили, к какой участковой избирательной комиссии относится избиратель Косоруков. Пригласили присесть и написать заявление, в котором указать причину досрочного голосования. Приготовил справку об «особом режиме», но оказалось, что она и не требуется.

– Мы верим избирателям на слово, справка с работы не нужна, но если принесли, то приобщим к заявлению, – улыбнулась председатель ТИКа. – Какие могут быть причины для досрочного голосования? Причина «уехал на дачу картошку копать» нам не подходит. В этом случае мы имеем право, и это новшество, собрать экстренное заседание территориальной комиссии и в течение 24 часов вынести решение, даем мы проголосовать досрочно или нет, уважительная это причина или нет. Уважительная причина – это отпуск, выполнение государственных обязанностей, например, у полицейских, которые будут работать. Или члены участковых комиссий, которые будут заняты в день голосования. Есть люди, которые звонили и говорили о том, что ложатся на операцию и не смогут проголосовать 10 сентября. Естественно, они могут проголосовать досрочно.

Выдали два бюллетеня, скрепленных печатями. Первый – по одномандатному избирательному округу. Задняя сторона у него розовая. Второй – по муниципальному избирательному округу с указанием семи партий. Задняя сторона у него голубая. Спросили, согнуть ли бюллетени пополам?

– Зачем? – опешил я.

– В Московском районе будут комплексы обработки избирательных бюллетеней, КОИБы. Поэтому мы предлагаем избирателю правильно согнуть бюллетень, для того чтобы потом он был прочитан на КОИБе. Чтобы сгиб не попал на квадратик. Поэтому если избиратель соглашается, мы ему это показываем, помогаем правильно согнуть бюллетень.

Согнули – я был не против. Прошел в кабину за белоснежную шторку с Гербом России. Мальчишество, но галочки в бюллетенях поставил тактической ручкой, подчеркивая самому себе, что волеизъявление надежно, прочно, а в некоторых случаях и смертоносно. Вернулся к столу, и мне выдали чистый непрозрачный конверт: «Положите в него бюллетени и сами запечатайте». Так и сделал. На конверте расписались члены комиссии, предложив поставить свои подписи и двум наблюдателям, но те отказались. После этого конверт убрали в сейф.

– По окончании досрочного голосовании 5 сентября эти конверты и заявления вместе со списками будут по акту переданы участковой избирательной комиссии, – рассказала о судьбе запечатанных волеизъявлений Оксана Бабкина. – А подсчитывать голоса будут 10 сентября в участковой избирательной комиссии. Утром в день выборов эти конверты будут вскрыты, в Московском районе они уйдут в комплекс обработки избирательных бюллетеней, а в остальных районах – в стационарный ящик. Причем вскрыты будут конверты так, чтобы ваши голоса были не видны. Тайна голосования будет соблюдена.

 

Бравый снайпер и бритоголовые наблюдатели

 

Тем временем два бритоголовых наблюдателя сверлили нас взглядами и цепко осматривали зал. Появились эти персоны сразу, как только началось досрочное голосование. Зашли они вальяжно и уверенно, демонстрируя готовность к сопротивлению.

 

 

На них тихо и изумленно смотрела бабушка-избиратель, которая опасливо присела в кресло. Ее спутник, 80-летний летчик-снайпер Евгений Коновалов, стойко выдержал холодные, словно ждущие повода для склоки взгляды наблюдателей, но спросил почему-то меня, шутливо:

– А вы не из Америки?

– А вы боитесь Америки?

– КГБ вызовет, потом скажет, – рассмеялся бравый снайпер.

– А вы почему досрочно голосуете?

– В санаторий едем.

В это время бритоголовые наблюдатели взялись проверять паспорт у паренька, который пришел следом за мной. Он оторопел, но паспорт отдал. Увидев, что я снимаю его на видео, один из крепышей (потом сказал, что бывший милиционер) подошел вплотную.

– Не хотелось бы, не хотелось бы… – растягивая «не хотелось», внушал он полушепотом.

– Имею право снимать, я аккредитованный облизбиркомом журналист. Вы на меня не наступайте, пожалуйста. Ведете себя агрессивно, сейчас проверяли паспортные данные человека. Зачем?

– Для того чтобы убедиться, что этот человек проживает на территории Московского района.

– Вы не доверяете членам избирательной комиссии?

– Порядок есть порядок. Смысл наблюдателя заключается в том, чтобы проверять.

– А как вас зовут?

– Геннадий.

– Наблюдатель от партии N? (в этом материале я не буду называть ни партий, ни имен кандидатов. – Авт.).

– Честно сказать, я не наблюдатель от N, я наблюдатель от К., есть такой кандидат в депутаты от N. Вы, пожалуйста, если меня будете представлять, не говорите, что я наблюдатель от N. В N много кандидатов в депутаты, а я наблюдатель только от К.

– А вам дали какие-то инструкции, как себя вести и что делать?

– Ну, разумеется, я первый раз в таком мероприятии участвую. Мне бы не хотелось, чтобы моя деятельность здесь, мое имя были как-то связаны с N.

Похоже, его действительно тревожила туманная связь с N.

Мужчина подошел к своему крепкому коллеге, сидевшему на стуле возле входа в ТИК, и сказал: «Иди домой, бучи не будет».

Но тот не ушел, не оставил товарища один на один в борьбе за правое дело, за честность и чистоту выборов.

И наконец, о личном. Проголосовал я, поставив дарующие свободу выбора галочки в графе «Против всех». Позже мы уточнили по всем ТИКам, где подтвердили, что корреспондент Tverigrad.ru проголосовал первым в Твери.

Кстати, прорепетировать голосование на этих выборах может каждый с помощью большого интерактивного проекта Tverigrad.ru «Выборы 2017». Коллеги постарались и скрупулезно собрали всю информацию по выборам, округам, кандидатам, чтобы помочь вам не заблудиться в дебрях голосования.

 

Итог «Дня Д»

 

В первый день досрочного голосования в территориальные избирательные комиссии Твери пришли 44 человека. Некоторых из них ждало разочарование. Поясню: город разделен на 16 «анклавов», в которых дислоцируются избирательные участки. К примеру, в Московском районе таковых 52. Так вот, при делении на «анклавы» часть избирательных участков попала… в другой район. Например, участки в Московском районе, находящиеся в поселке Химинститута, в гимназии № 10, Доме профсоюзов и Тверском колледже транспорта и сервиса попали… в шестой округ, который курирует Заволжский ТИК.

Так что если избиратели, относящиеся к этим участкам, хотят проголосовать досрочно, то идти им надо не на площадь Гагарина, 3, а в Заволжский ТИК, который располагается на Горького, 130 (это касается лишь досрочного голосования!). Впрочем, в воскресенье, 10 сентября, избиратели смогут проголосовать на своих родных участках, откуда их бюллетени для подсчета передадут в Заволжский район.

Алексей Косоруков