«Труд-Тверь», 27.11.08, № 46

 

 

Предложенные депутатами Тверской город­ской Думы изменения в Устав города вызвали неоднозначную реакцию в коридорах власти и в общественных кругах.

По  сути,   про­изошло четкое разделение   на два лагеря: сто­ронники приня­тия проекта нового Устава и его противники. Обсуждение проекта  вызывает  жаркие споры, при этом каждая из сторон остается, как прави­ло, при своем мнении.

Противостояние отчет­ливо проявляется также в тверских СМИ. На одних те­леканалах и в печатных изда­ниях высказываются исклю­чительно положительные отзывы о проекте Устава, в других - совершенно проти­воположные. Как говорится, человеку непосвященному чрезвычайно сложно разо­браться в ситуации и опре­делиться, кто прав. Вопрос, действительно, непростой. Весь сыр-бор разгорелся, собственно, вокруг основ­ного предлагаемого новов­ведения в Устав: глава мест­ного самоуправления города Твери избирается из состава депутатского корпуса Тверс­кой городской Думы, а гла­ва администрации города назначается по конкурсу на контрактной основе. При этом на главу города возла­гаются представительские и политические функции, в распоряжении главы адми­нистрации остается все го­родское хозяйство.

Посмотрим, какие аргу­менты в свою пользу при­водят противники и сторон­ники проекта нового Устава города Твери.

 

ГРАДОНАЧАЛЬНИКА - ПОД КОНТРОЛЬ ДУМЫ

Те, кому нежелательно принятие изменений, ссы­лаются на то, что с отменой всенародных выборов главы города нарушаются консти­туционные избирательные права граждан. Мол, поче­му своего градоначальника должны выбирать не жите­ли Твери, а только депутаты Тверской городской Думы, причем из их же числа.

Да, мы привыкли, что у нас в городе проводятся прямые выборы главы, однако во многих российских регионах давно существует практика, ныне предлагаемая в качес­тве нововведения в Устав Твери. Причем эта практика никоим образом не противо­речит ни Конституции РФ, ни Закону РФ «Об общих при­нципах организации местно­го самоуправления в Россий­ской Федерации». В данном Законе содержится норма, когда глава муниципально­го образования «избирается либо на муниципальных вы­борах, либо представитель­ным органом муниципаль­ного образования из своего состава; в случае избрания на муниципальных выборах либо входит в состав пред­ставительного органа муни­ципального образования с правом решающего голоса и исполняет полномочия его председателя, либо воз­главляет местную админис­трацию; в случае избрания представительным органом муниципального образова­ния исполняет полномочия его председателя».

Кстати, и в нашей облас­ти имеется муниципальное образование с разделением полномочий главы горо­да и главы администрации. Это город Конаково. Таким образом, там была выстро­ена городская власть после разграничения полномочий между городом и районом 3 года назад. И эффективность деятельности новой системы власти подтвердили недав­ние выборы депутатов Кона­ковского городского Совета. Убедительную победу на выборах одержала команда кандидатов, поддерживаю­щая городскую власть. Тем самым избиратели - жители Конаково дали положитель­ную оценку деятельности власти, где есть мэр-политик и глава администрации - хозяйственник.

Есть еще один нюанс. Глава муниципального образова­ния, избранный всенародно, обладает как бы определен­ным иммунитетом. В случае ненадлежащего исполнения им своих прямых обязан­ностей (пусть даже это всем очевидно), его нельзя отстра­нить от занимаемой долж­ности. Существует только 2 варианта оставления своего поста главой города: или градоначальник слагает пол­номочия по собственному желанию, или его «попросят» уйти в случае возбуждения против него уголовного дела. Значит, городом спокойно может «рулить» как человек некомпетентный в вопросах городского хозяйства, так и просто нежелающий этим хо­зяйством заниматься. Оба ва­рианта, понятно, чреваты для жителей города весьма дур­ными последствиями. Вряд ли при таком управлении их жизнь будет благополучной и защищенной в социально-бытовом плане. И потому намного более эффективной представляется модель, ког­да управленец подконтролен представительному органу местного самоуправления (в нашем случае - Тверской городской Думе). Ведь если его работа будет признана неудовлетворительной, депу­таты вправе уволить неради­вого со службы. Именно этот контраргумент приводят в своих выступлениях сторон­ники проекта нового Устава города. Данный подход пол­ностью совпадает с одним из принципиальных тезисов послания Президента РФ Фе­деральному Собранию, где Дмитрий Медведев говорит буквально следующее:« Надо давать больше полномочий городским и муниципальным Собраниям депутатов, что­бы они имели возможности вплоть до снятия мэра, кото­рый не справляется с постав­ленными задачами».

ЧИНОВНИЧИЙ «ПАТРИОТИЗМ»

Другой аргумент против­ников нововведений в Устав города Твери заключается в том, что следствием пред­лагаемых изменений будет, якобы, захват тверской му­ниципальной собственности «иноземцами» (читай - мос­квичами). И патриоты Твери допустить этого не могут и не должны. Любопытно от­метить, что в качестве пат­риотов позиционируют себя преимущественно чиновни­ки городской администра­ции и приближенные к ним представители обществен­ности. Яркий пример такой позиции - заявление главы администрации Центрально­го района Алексея Арсеньева (цитата из газеты «Вече Твери»):

- Деятельность вновь из­бранных депутатов полно­стью показала, что главной и основной целью их прихода в Тверскую городскую Думу стало не решение вопросов жителей, а как можно более быстрое изменение Уста­ва города Твери в угоду, по сути дела, небольшой груп­пе людей для того, чтобы впоследствии можно было осуществить передел собс­твенности в городе. Полагаю, что дальнейшими действи­ями будут: принятие Устава, роспуск Думы, со сложением полномочий части депутатов, и после этого введение, так называемого, сити-менедж­мента, целью которого станет приватизация всех муници­пальных предприятий, наибо­лее ликвидных объектов, так, чтобы муниципалитет не влиял ни на какие ситуации, связанные как с отоплением и водоснабжением, так и с электроснабжением.

Вот такая «страшилка». Однако способ запугивания населения всеми грядущими бедами, если у власти ока­жутся не они, а кто-то другой, обычно используется, когда у чиновников самих «рыль­це в пушку». А «московская карта», как известно, не пер­вый год разыгрывается твер­скими городскими властями при каждом удобном случае, к месту и не к месту. Похоже, сегодня она разыгрывается явно не к месту, поскольку связать новую редакцию Ус­тава города с захватом и пе­ределом собственности под силу разве что уж очень раз­горяченному воображению.

На  подобные  заявления сторонники принятия изме­нений в Устав предпочитают либо вовсе не реагировать, либо напоминают, что про­исходило с муниципальной собственностью в Твери за последние годы, с чем свя­заны, в том числе, и корруп­ционные скандалы вокруг бывших депутатов Тверской городской Думы.

ПОРА «БЕСПАРТИЙ­НЫХ» ДЕПУТАТОВ МИНОВАЛА

Наконец, последнее, что разделяет два противопо­ложных лагеря и вызывает споры по проекту Устава - предлагаемая пропорци­ональная система выборов депутатов Тверской городс­кой Думы, то есть избрание всего состава Думы толь­ко по партийным спискам. Приверженцы прежней вы­борной схемы апеллируют к тому, что негоже лишать избирателей, ставших при­вычными, депутатов-одномандатников. По их мнению, депутаты, избранные по ок­ругам, ближе к народу. Кро­ме того, говорится о недове­рии избирателей к партиям, а, следовательно, такое не­доверие распространится на весь депутатский корпус. Возможно, в подобных рас­суждениях есть и рациональ­ное зерно. Однако тут уж все зависит от самих партий. Им делом надо доказывать свою состоятельность и завоевы­вать доверие избирателей. Пример - уверенная побе­да партии «Единая Россия» на прошлогодних общефе­деральных выборах в Госу­дарственную Думу. К таким результатам надо, наверное, стремиться и партиям, учас­твующим в выборах на мес­тах.

При этом сторонники «списочного» партийного со­става депутатского корпуса предлагают не забывать об общероссийской тенденции, направленной на усиление роли партий на политичес­ком поле России. Да и раз­витие в стране парламента­ризма должно идти в первую очередь снизу. В том числе через реализацию формулы «слабый мэр - сильный пар­ламент», когда глава города выбирается из числа депу­татов и функционирует как власть политическая и пред­ставительная, а исполнитель­ная, хозяйственная власть делегируется назначенному главе администрации.

Состоится ли развитие мес­тного тверского парламен­таризма по вышеназванному пути, покажет только буду­щее проекта Устава города. Примут этот основополага­ющий документ с нововведе­ниями - пойдет Тверь путем большинства западноевро­пейских демократий, в русле нынешнего общефедераль­ного государственного стро­ительства; нет - останемся при своем, «местечковом», градоустройстве.

Впрочем, сегодня боль­шинству здравомыслящих представителей тверской политической элиты и «про­двинутой» общественности очевидно главное: Устав го­рода Твери явно устарел и не отвечает многим реалиям жизни. И менять пора не толь­ко статьи, касающиеся поли­тической составляющей мес­тного самоуправления, но и пересматривать массу других положений этого документа.

Р.8. Кстати, и мнение ря­довых горожан по вопросу внесения изменений в Устав города Твери отнюдь не од­нозначно.

22-23 ноября службой социологических исследований «Университет» ООО «Медиа Союз» в Твери был проведен экспресс-опрос жителей. Оп­рошено 1453 респондентов. Подавляющее большинство горожан высказались за уве­личение дотаций от феде­рального центра на ремонт жилья и дорог в городе, а также за усиление контроля над исполнительной властью города Твери. Третий вопрос анкеты звучал так: «Счита­ете ли Вы возможным для реализации этих двух поло­жений внести изменения в Устав города?» Положитель­но на этот вопрос ответили 727 горожан. Категорически против изменения Устава высказались 418 жителей Твери. Затруднились отве­тить 285 человек.

Павел Лосев